Вход для членов клуба
Логин:
Пароль:  
Регистрация
Забыли пароль
Клуб Ефремовых
Манифест клуба Члены клуба Руководство клуба
новости клуба
18 декабря 2014 Приветствуем нового члена клуба - Евгений Иванович, ИН127

17 декабря 2014 Приветствуем нового члена клуба Анастасия Сергеевна ИН126

9 июля 2013 Фотожурналист Александр Ефремов. Тюменских фотографов научили снимать людей труда.

Все новости
Главная
Фамильные места
Достояние рода
Торговая марка
Современники
Ярмарка
Представительства
- Круиз по Тихоокеанским островам
- Залив Дарлинг
- Китайский сад
- Ботанический сад
- Сиднейский залив
- Великобритания
Последние комментарии
Последние записи
  • - Не хочу ни славы, ни карьеры.....
  • - Вот и догорела папироса.....
  • - Истина - не только Бога знать.....
  • Запоздалое объяснение в любви

    Татьяна Ивановна Ефремова

    Лицом к лицу лица не увидать.
    Большое видится на расстоянии.
    С. Есенин

    Когда-то давным-давно... Кажется, так начинаются сказки? А я начну быль.. Когда-то давным-давно мои родители усаживали меня с боем за учебники английского языка. Обычно это случалось после “головомоек”, которые им устраивала наша классная руководительница, она же по совместительству учительница английского языка, или попросту “англичанка”.
    В один голос - хором и поочереди - они убеждали меня в необходимости владения иностранными языками. - А зачем? - спрашивала я. И все их ответы мне казались неубедительными и нелепыми... -Настоящее образование невозможно без иностранных языков, все умные люди владели языками в совершенстве, - говорили мне. - А вот и нет, - возражала я. - Валентина Серова вытурили из пятого класса гимназии с двойками по всем! предметам, в том числе и по всем языкам, однако это не помешало ему стать великим художником и академиком. - А что если ты отправишься в туристическую поездку в Англию? - убеждали меня. - Ведь ты будешь неспособна поговорить с людьми. - Там будет профессиональный переводчик, зачем же себя утруждать ради единственной поездки? Да и вообще, вы встречали кого-нибудь, кто путешествовал дальше Болгарии? - парировала я. - Ну а вдруг тебе придется работать с англичанами или жить в Англии? - Никогда!!! - с жаром возражала я. - Ни за что не покину Родину! И ваш английский мне никогда не понадобится! 

    Человек предполагает, а Бог располагает. Вот уже несколько лет я говорю, пишу и думаю по-английски.

    Какими неведомыми ветрами занесло меня из железо-бетонной и дымной индустриальной Сибири в почти девственный и почти нелюдимый австралийский буш? Как получилось, что я - русский филолог по профессии и по призванию, я - каждый вечер открывавшая какой-нибудь из томиков Пушкина , чтобы почитать его на ночь как Отче Наш - я добровольно обрекла себя на жизнь среди людей, которые слушая русскую речь с неподдельным изумлением говорят мне: “ Can you really understand all these funny sounds?”

    Да и сама я начала очень быстро сомневаться, действительно ли я все еще понимаю тот язык, который учила со всей страстью юной максималистки и который энергично преподавала потом с упоением и восторгом. Как-то уж очень быстро из памяти начали выпадать слова: ну вот же оно! крутится на уме, да на язык нейдет... а ведь такое простое слово! неужели его можно забыть? Конечно, забытое слово еще не трагедия, - утешала я себя,- и в России такое бывало: сейчас забыла - через минуту вспомню!

    И вдруг как гром среди ясного неба: - Танечка, ты как-то странно говорить стала. Я уже тебя и не понимаю с первого раза, - с укором говорит мне мама. - Ты можешь мне по-русски повторить? А ведь я бы могла поклясться в тот момент: я говорила по-русски, только “мой” русский уже оказался неудобоваримым суррогатом для тех, кто привык к настоящему языку.

    Возможно, городские иммигранты не чувствуют этого так остро. И соплеменников вокруг полно, и в русские клубы можно заглянуть: не в один - так в другой, в киосках русские газеты, новейшие фильмы и новейшая музыка “из дома” - все к услугам горожанина. Правда, они на другую беду жалуются: “Учишь этот английский, учишь, а что толку - все равно двух слов путем связать не можешь. Уже сколько хожу на курсы, но все бессмысленно”. А ведь если вдуматься, ну где же ему, бедному, учить английский? - только на курсах. Потому что: вся семья русская, все друзья русские, коллеги и начальник на работе русские, вместо австралийского телевидения смотрят русское видео. И захочешь забыть родной язык - да не сможешь.
    Им бы мои ежедневно-круглосуточные курсы без права на прогулы и каникулы! Чужой язык дается с боем, медленно и трудно. Не верьте тем, кто скажет, что им язык дался легко и они выучили его играючи. Легко выучить: “What’s this? and Нow much?”,- чтобы “общаться” потом в магазине. Но это же не язык!

    В кропотливой работе по освоению чужих звуков и логики, в заучивании “неудобных “ для нашего уха конструкций и оборотов происходит медленная, но верная переориентация сознания. Весь домашний “багаж”: родной язык, история, культура, доставшиеся нам в наследство без каких-либо усилий с нашей стороны, - в какой-то момент всё потеснилось под натиском знаний, собранных в Австралии по крупице. Все это произошло незаметно, как-то само собой... И вдруг однажды я поймала себя на мысли, что думаю по-английски – и показалось мне, что пуповина, связывающая меня с родным языком, оборвалась. Я обрела свободу удалиться от своего прошлого, свободу перестать быть русской.

    Я думаю, это знакомо всем, кто оторван от своей национальной культуры полностью. Я – как и многие - начала забывать кто я.

    Осознание этого факта - момент грустный. Каждый относится к этому по-своему: для кого-то это драма, а иные и рады забыть свою прошлую жизнь и “бывшую” Родину... Меня этот факт заставил задуматься..

    Я с детсва была прагматичной девочкой, никогда не делала вещей, в которых не видела смысла. Да и потом мой характер не изменился... И сам собой возник вопрос: “Если национальное своеобразие и родной язык так легко растерять, нужно ли их вообще хранить? И что я приобрету взамен?” Я представила себя, живущую по австралийским стандартам на всю оставшуюся жизнь, - и во мне проснулось чувство обделенности. Потом я представила своих будущих детей, не говорящих по-русски - что ж, не смертельно, можно общаться и по-английски; детей, выросшими типичными австралийцами - здоровыми, спортивными, умиротворенными и ограниченными пределами Австралийского континента - и вот тут мое сердце сжалось от отчаяния. Вот когда я поняла разницу между нами. Она не только в языке: язык – это только средство общения, один из инструментов, нужных нам для дела.

    Мы - творенья разных цивилизаций. У нас невежество постыдно, здесь оно - норма. У нас читают книги не только для повышения профессионального уровня, но и для того, чтобы понять себя и других. А в домах “истинных” австралийцев я вообще книг не видела, кроме разве что пару-тройку подарочных изданий время от времени. Уж если и есть домашние библиотеки, то у выходцев из Англии, Китая, Германии, Индии... Ну и мы, русские, тащим с собой через океаны свои любимые книги – десятками, сотнями, большими библиотеками...

    Я училась в третьем классе и мне было десять лет, когда мы проходили в школе в разделе внеклассного чтения повесть австралийского писателя Алана Маршалла “Я умею прыгать через лужи”. Став учительницей русского языка и литературы, я – в свою очередь – тоже преподавала эту книжку в моим четвёртым классам. Потому что книжка и в самом деле очень хорошая, добрая, человечная...

    Сколько десятилетних австралийцев слышали об этой книге? А среди взрослых хоть кто-нибудь слышал? Я уж не рискну спрашивать: кто читал? Трудно поверить, что страна знающая наизусть имена всех игроков всех футбольных команд Высшей Лиги Австралии во всех составах, не помнит ни одного писателя, за исключением Генри Кендалла, может быть. И то не потому, что читали его, а потому что все знают: «Кендалл – австралийский классик». Я не говорю о каждом конкретном австралийце, конечно. Наверняка и здесь встречаются интеллигенты европейского покроя, но в отличие от России - это экзотическая “штучка”, а у нас, несмотря на всем известную ситуацию последних лет, интеллигент все еще - обычное явление...

    Нет, не только знание специфических словечек и оборотов несет в себе язык. Гамма чувств, выразительные “словостолкновенья”, красочные обороты не возникают из ниоткуда. Они собираются в общую копилку по крупицам трудами многих писательских поколений, так же как я по крупицам собирала для себя чужой английский. Попробуйте поговорить на языке Ломоносова, и сразу станет скучно вез необязательных, но выразительных фраз: Демьянова уха, сапоги всмятку, с корабля на бал, безумству храбрых поем мы песню, народ безмолвствует, Тришкин кафтан... Можно продолжать до бесконечности.

    Сохранить это богатство можно только трудом: говорить на родном языке как можно больше, писать и читать, и непременно - думать. Может быть, для кого-то это и банальная истина, но до всякой банальной истины нужно сначала дорасти, чтобы отпала “банальность” и осталась только истина.

    Легко сказать: “Говори!”- если тебя вокруг никто не понимает. Надоедает ведь болтать со своим безответным отражением. Постепенно одолевает лень, и вновь родной язык в тени.

    И я придумала себе дисциплинарное обязательство ( или, если хотите, наказание), да такое, что увильнуть от него невозможно. Я открыла свою собственную радиопрограмму. Так вот просто: пришла на местное общественное радио Центрального Побережья, где я проживаю, сказала, что хочу вести передачу для русских, только не знаю как - научите, пожалуйста; заплатила $20.00 за право использовать эфир на год вперед, - и все! Меня еще спросили: много ли русских у нас на Центральном Побережье. Я с чистым сердцем солгала: много. Я говорю “солгала”, потому что на тот момент я знала только четырех русских на побережье, где проживало триста тысяч человек.

    Перед самой первой своей передачей я поняла, что вещать-то не для кого, - и в надежде что именно в этот день русские обязательно побывают в Госфорде (для тех кто не знает: Госфорд – «столица» нашего побережья) я стала развешивать объявления на столбах. Впрочем, меня хватило только на два, а потом одолели сомнения: а вдруг это запрещено законом, еще чего доброго оштрафуют. И всю нерасклееную пачку я убрала от греха подальше. Так что в субботу утром я выходила в эфир в полной уверенности, что говорю только для себя и для менеджера радиостанции, который взялся меня учить. На десятой минуте программы зазвонил телефон. Русская дама Вера Конрой прочитала мое объявление накануне, и позвонила мне , чтобы ободрить в мой первый день. А потом позвонила Любовь Васильевна Смеска, жительница Вайонга, чтобы похвалить передачу и предложить свою фонотеку для музыкального фонда. Огромное вам спасибо, мои самые первые радиослушатели за вашу поддержку и доброту. Эти первые два звонка сразу убедили администрацию радиостанции, что программа для русских абсолютно необходима, так как русских-то, оказывается, много!

    С того момента я выхожу в эфир раз в две недели на волне FM 93,3. И почти каждая передача приносит новые знакомства. Сколько же нас здесь оказалось: и новоприбывших, и старых эмигрантов, тех для кого английский не стал родным и за пятьдесят лет, и тех, чье знание русского ограничивается уроками в субботней школе в Страсфилде. Мы, новички, с удивлением слышим полузабытые старомодные обороты и словечки, а “старожилы” познают наипоследние лингвистические новшества из далекого Отечества - нам есть чему научить друг друга. Мы одалживаем книги из своих библиотек, делимся записями, и просто болтаем от души. Здесь все еще живут по старым русским обычаям: в гости ходят без формальных приглашений, просто так заскакивают на огонек, угощают щедро, от души, а где стол, там и песня, - и затягиваются посиделки до глубокой ночи.

    После таких разговоров оттаивает душа, убаюканная родными звуками, и уносит наши мысли от ежедневной рутины в мир нашей памяти, где все по-другому:

    Там небеса и воды ясны!
    Там песни птичек сладкогласны!
    О родина, все дни твои прекрасны!
    Где б ни был я, но все с тобой
    Душой.

    В. Жуковский

    Да, учите иностранные языки! И покидайте Отечество! Заполните себя чужим миром “под завязку”, чтобы однажды до боли в сердце соскучиться по чарующим отголоскам детсва, чтобы уловить аромат знакомых созвучий, почувствовать вес и фактуру знакомых слов и осознать: я - русский.

    1998-2009




    “Русская” провинция?
    Пришло время молиться делами
    Монолог "О власти хорошо или правду"
    Стихи Марии Ефремовой


    - “Русская” провинция?
    - Пришло время молиться делами
    - Монолог "О власти хорошо или правду"
    - Стихи Марии Ефремовой
    - Запоздалое объяснение в любви

    Все статьи членов клуба

    Все статьи о Ефремовых
    Статистика
    - Членов клуба 130
    - На однокласниках 1
    - В контакте 1
    Голосование
    Самый популярный Ефремов
        Михаил Олегович, актер
        Александр Сергеевич, глава фракции "Партии регионов" в Верховной Раде Украины
        Ваш вариант направьте ответсекретарю Клуба
    Архив голосований